Прыжок кенгуру: кто приучил Россию к воркауту

МОСКВА, 11 июля — РИА Новости, Сальникова Виктория. РИА Новости продолжает цикл публикаций о людях, которые организовали производство в России из отечественных материалов.

 

Продать все и уехать

Воркаут – молодой вид спорта, который стал популярен в России всего несколько лет назад. По сути это гимнастика на уличных спортплощадках. Такие комплексы для упражнений стоят сейчас во многих дворах и парках Москвы и других городов. Немалая часть из них сделана компанией Максима Попова Kenguru Pro. Их турники, брусья и шведские стенки можно увидеть уже не только в России, но и в нескольких других странах. А началось все с того, что шесть лет назад Максим остался без работы.

"В 2008-м я переехал в Москву с Дальнего Востока, после чего два года находился в поисках работы и себя в крупном мегаполисе. Я ходил на сотни собеседований – в страховые агентства, в компании по продаже автозапчастей, короче, пустился во все тяжкие. Меня никуда не принимали. Я до сих пор не понимаю, по какой причине. У меня есть высшее образование в области муниципального управления", — рассказал он. 

В итоге Максим устроился специалистом в управление имущественных отношений в администрации подмосковной Балашихи. Продержался год. 

"Я целый день возился с бумажками, заполнял кучу различных документов, в общем, занимался рутинной работой, которая хуже конвейерной. Абсолютная скука. Но главное – без каких-то видимых результатов. За год работы я настолько устал от всего того, что произошло со мной с момента переезда в Москву, что решил уволиться, продать машину и на эти деньги купить билет в Австралию и оплатить там три месяца обучения в Сиднее в Cambridge College. Была зима, я жил в общежитии и денег на то, чтобы снять квартиру, у меня не было. Все достало, я продал автомобиль и улетел", — рассказал Максим. 

 

 

Денег на учебу хватило впритык. Однако именно в Австралии он узнал о воркауте.  

"В Австралии я учил язык, знакомился с людьми, много гулял и бегал. Я часто видел спортивные площадки с турниками и на них всегда были люди, которые занимались воркаутом профессионально. У них была определенная система тренировок. Одним из спортсменов оказался Маркус Бонди, рекордсмен Книги рекордов Гиннеса по лазанию по канату. Он самый крутой в этой дисциплине. Он, как оказалось, пропагандировал воркаут и регулярно путешествовал по миру с мастер-классами. Мы сдружились. Я сам стал регулярно заниматься", — рассказал Максим. 

Площадки для воркаута в Австралии кардинально отличались от тех, к которым Максим привык в Москве — в наших дворах еще стояли турники советских времен. 

 "Я подумал, почему бы в России не создать такие места в общественном пространстве городе, куда каждый мог бы прийти позаниматься. Идея появлялась и исчезала. Я даже решил, что назову будущую компанию Kenguru Pro. Все мысли зафиксировал в блокноте: фантазии, идеи, чертежи. Я сфотографировал несколько комплексов в Австралии, они и легли в основу моих дальнейших разработок", — рассказал Максим.

 

 

Сотня отказов и одно "да"

Спустя два месяца жизни в Австралии деньги у него закончились. Он нелегально строил дома в джунглях и на заработанное купил билет до Москвы. 

"Я вернулся вдохновленный, но мокрая грязная весенняя Москва сбила с меня спесь. Жить было негде, все казалось бесперспективным. Я рассказал об идее по строительству площадок своему другу Максиму Неверову, мы стали партнерами. Накидали план, но из-за рутины о нем забыли. Потом решили построить одну площадку – для себя. Я сел и нарисовал узлы соединений, хомуты, которые позже запатентовал. Нарисовал на кухне, вокруг блюдца. Этот способ соединения труб оказался уникальным, теперь им пользуются по всему миру", — рассказал он. 

 

 

Ребята с помощью друзей нашли знакомых в военно-промышленном комплексе, там им помогли доработать модель площадки. Задача стояла не из легких: не только повторить австралийские комплексы, но сделать их лучше и удобнее. 

"Мы советовались с ребятами из Интернета, которые занимались воркаутом. Нам нужно было разработать безопасную и надежную, удобную для занятий площадку. Деньги на первую из них мы брали в кредит как физические лица – по 20-30 тысяч рублей. Установили ее бесплатно в парке "Сокольники". Мы прошли много инстанций и различных парков, но поначалу идеей никто не заинтересовался. Но мы решили установить оборудование за свой счет, чтобы отфотографировать его и ходить дальше не с 3D-проектом, а с реальной моделью", — рассказал Максим.

Площадка пользовалась большой популярностью у спортсменов – они выстраивались в очередь на турники. Однако успех не повлиял на количество заказов – Максиму пришлось самому обходить управы города с коммерческим предложением. 

"Многие годы воркауту в Москве помогал глава департамента культуры Сергей Капков. Он увидел перспективу в молодом направлении и рекомендовал паркам устанавливать у себя площадки для занятий. Они объявляли аукционы, мы их выигрывали. Надо отдать должное и ребятам-спортсменам, которые активно занимались и наглядно демонстрировали полезность площадок", — рассказал Максим.




 

Новый формат

Компания Максима создала новый для России формат площадки – они ставили толстые столбы, турники скрепляли специальными узлами, настил делали из искусственного покрытия. Ко всем техническим решениям приходили сами — шишек набили много.

"Не было никакой нормативно-правовой базы или рекомендаций по строительству турников ни тогда, ни в советское время. Мы испытывали все сами, фиксировали, вешали груз, превышающий человеческий вес в десятки раз. Короче, тестировали. Что-то получалось, что-то выходило из строя и ржавело. Мы меняли оборудование, внедряли последние технологии. Начали использовать многоуровневую подготовку металла: сначала обивали дробью, потом цинковали, наносили порошок, загоняли в камеры и прогоняли в 200-градусной температуре. Шаг за шагом мы стали лучшими в мире. На наших площадках занимаются французские жандармы и пожарные, спортсмены в Персидском заливе, в ОАЭ, в Центральной Америке. География широка", — рассказал Максим. 



Собственного производства у компании нет. Они размещают заказ на профильных предприятиях – это позволяет при необходимости увеличить объемы в десятки раз.

 "Я самостоятельно инспектирую предприятия, на которых мы размещаем заказы. Меня интересует не только конечный продукт, но и само предприятие. Это финансовое вложение в завод, я не хочу давать деньги людям, которые не уважают своих сотрудников и не могут обеспечить должные условия труда. По этой причине мы предпочитаем работать с профильными передовыми организациями, которые лучшие в своей сфере. Комплектующие собираются по разным заводам. Это правильная практика, которая позволяет эффективно работать на рынке и распространять продукт", — рассказал Максим. 

От площадки в парке до стадиона

Самые крупные проекты Максима – площадки в Ростове-на-Дону и в "Лужниках" в Москве. 

"Мы построили площадки на 1200 квадратных метров. Нигде в мире нет таких. Два года назад мы также разработали линейку для ребят с ограниченными возможностями. Мы приспособили турники для спортсменов на инвалидных колясках. Это тоже пользуется большой популярностью", — рассказал Максим. 



 

Он отмечает, что его разработки копируют многие компании в России и в других странах. Недавно Максим увидел в Интернете фотографию площадки в Чили – она была точной копией его комплекса. 

"Сейчас, наверное, только ленивый не делает площадки для воркаута. Они успешно копируют наши разработки. По всей России объявляют многомиллионные контракты. У нас завышенное требование к качеству, потому что мы набили шишки и знаем, как делать не надо. А те организации строят – покрасили ржавую трубу в один слой, вроде бы стоит, — и хорошо. Как говорят сами атлеты, наши комплексы сразу видно по качеству", — рассказал он. 

В ближайших планах компании – развиваться сразу в нескольких направлениях. Они начали делать уличные стойки для боксерских мешков, стойки для волейбола, велопарковки и парковую мебель. Дальше Максим планирует активнее работать с регионами и странами Европы. 

 


Информация с сайта: http://ria.ru